Скандал. История первая. Газовое отопление

Это первая история, в которой, директор ВКДЦ Корниенко Т.В. узнала о существовании человека, не разделяющим ее мнение о "всеобщей  любви к руководителю". Плачу

 

 

Первое противостояние между заведующей Светланой Николаевной Фицковской (далее "СН") и директором ВКДЦ Корниенко Т.В. произошло в начале октября 2011г., когда руководство, назначив СН ответственной за безопасную эксплуатацию газового отопительного котла, решили обязать ее еще и топить этот котел приказом №51 от 6 октября 2011 года.

СН заранее предупреждала, что выполнять функцию оператора котельной при ее загруженном графике работы, не только не хочет, но и не сможет. За что ее предупредили, что если не найдется желающий топить котел – ее уволят.

Учитывая, что желающих за 2000 рублей топить сутками опасный котел, не было, СН удалось убедить выполнять работу оператора котельной местную жительницу Дубко Ю.Г.

После согласования с директором Корниенко Т.В., Дубко прошла должный инструктаж в газовом участке, расписавшись во всех документах, получила удостоверение от 25.10.2011г. (удостовер).

     нажмите на фото чтобы приблизить

После оформления, но без заключения договора, который Корниенко пообещала представить в ближайшее время, Дубко Ю.Г. приступила к работе.

СН выдала Дубко копию ключей от котельной и клуба.

Так как у Дубко отсутствовала банковская карта, Корниенко предложила СН получить зарплату кочегара на свою карту и сняв передать Дубко. Что и было сделано в первый месяц.

 

Через месяц, в виду холодной осени и предстоящих выборов депутатов в Госдуму, СН запросила у директора ВКДЦ информацию об оплате оператору котельной в выходные дни и обещанный договор (усные запросы ни к чему не приводили).

 

Работа кочегара в котельной клуба была далеко не сахар. Газовый котел был не постоянен, тух, вода закипала, подвод воды мог замерзнуть, отходить от котельной было,- себе в ущерб). На селе постоянно моргал свет, приходилось сливать воду с системы, т.к. образовывалась воздушная подушка и обогреть клуб было не возможно, воду необходимо было постоянно добавлять в ручную. И все это с чувством огромного риска, что когда нибудь котел все же рванет, СН наблюдала, находясь в 3-х метрах от котла за стенкой.    

Однако вместо решения вопроса об оплате за вынужденную переработку времени оператора, Корниенко заявила о том, что Дубко Ю.Г. не является работником СДК с.Озерного т.к. такой должности вообще нет (ответ на вопрос).

 

А за допуск Дубко к котельной, СН понесла дисциплинарную ответственность (приказ №61 от 23 ноября 2011 года).

 

Приказ Корниенко Т.В. о дисциплинарном взыскании в виде выговора объявленный СН, не может быть законным т.к. по приказу №51, СН была ответственной за безопасное использование газ.оборудование (контроль), а не за работу кочегара, и письменного согласия выполнять дополнительную работу "оператором котельной" не давала. Договора или соглашения как у Дубко у СН нет.

Договор был выдан Дубко Ю.Г., после того как СН заявила о возможном отключении отопительной системы ("выборы" могли быть шумными). 

Однако договор был составлен на один месяц.

 

 

Когда Дубко запрашивала информацию о своей работе в бухгалтерии (для получения "детских"), ей выдали справку о зар.плате.

В ней во первых присутствует должность "Кочегар" (бухгалтерия не знает что должность обслуживающего газовый котел называется "Оператор котельной").  А во вторых присутсвуют отчисления как за январь (по договору) так и за декабрь.

 

Стоит отметить, что работа "оператора котельной" определяется многими обязательными правилами исключающими возможность СН работать оператором котельной, например: приказом Минстроя от 28 августа 1992 г. N 205, "Правила устройства и безопасной эксплуатации водогрейных котлов"

в котором предупреждается о грубом нарушении,

так в  п.8.7. Запрещается поручать машинисту (кочегару), оператору котла, находящемуся на дежурстве, выполнение во время работы котла каких-либо других обязанностей, не предусмотренных производственной инструкцией".

 

     Были попытки привлечь внимание газовиков и Администрацию, к ненормальной обстановке в ВКДЦ. При которой директор Корниенко вместе с Главой Капитоновой экономят на должности "оператор котельной"  подвергают опасности жизни работников СДК с. Озерного и посетителей (в СДК х.Ровный, тоже самое). Они не планируют этой должности, ссылаясь на свои же решения.


 Представитель госгортехнадзора из г.Георгиевска сообщил, что закона такого нет, а Верхнестепновский мастер газ.участка Ракитин А.И. - что котел не опасный, у него автоматика и по закону  допускается не следить за ним (в ноябре 2012, оператор котельной приезжал 1-2 раза в неделю на машине сельсовета, убавить или добавить газ).

Для них продолжаю (по указанному выше приказу):

 

п.8.8. Запрещается оставлять котлы без надзора до полного прекращения горения в топке, удаления из нее остатков топлива и снижения давления до нуля.


п.8.9. Работа котла при камерном сжигании топлива допускается без постоянного надзора машиниста, оператора при наличии автоматики, обеспечивающей ведение нормального режима работы с пульта управления, контроль и остановку котла при нарушениях режима работы, могущих вызвать повреждение котла, с одновременной сигнализацией об этом на пульт управления. Перевод котлов на диспетчеризированное управление должен быть проведен по проекту, выполненному специализированной организацией.



Продолжение следует.... "История вторая"


ПРОСИМ не нажимать кнопку "Цытата" у этой статьи (слишком громоздко получается) - только возле комментариев.

Еще лучше. Принимайте участие на соответствующей теме Форума

21.04.2013
Просмотров (4027)


Гость 04.04.2013 в 19:31

Вот это да, беспридел директором ВКДЦ Корниенко Т.В. И что на неё нет никакой управы?

ozklyb 04.04.2013 в 20:19

Есть, - я, а теперь и Вы! а вместе мы НАРОД Крутой



Зарегистрированный
Анонимно